О датировке Арканарской резни: различия между версиями

Материал из Вселенная Братьев Стругацких
Перейти к навигации Перейти к поиску
Строка 1: Строка 1:
 +
[[Category:Статьи]]
 
== Часть 1 ==
 
== Часть 1 ==
 
Что, если представить себе Европу не как средневековый христианский мир, не как спутник Юпитера, а как нечто третье? Собственно, это и сделали Аркадий и Борис Стругацкие (АБС). Повесть «Трудно быть богом» (ТББ) 1963 года, конечно, о землянах, о сегодняшних людях, просто космос, как известно, — самый надежный полигон фантастики.
 
Что, если представить себе Европу не как средневековый христианский мир, не как спутник Юпитера, а как нечто третье? Собственно, это и сделали Аркадий и Борис Стругацкие (АБС). Повесть «Трудно быть богом» (ТББ) 1963 года, конечно, о землянах, о сегодняшних людях, просто космос, как известно, — самый надежный полигон фантастики.

Версия 10:03, 26 декабря 2020

Часть 1

Что, если представить себе Европу не как средневековый христианский мир, не как спутник Юпитера, а как нечто третье? Собственно, это и сделали Аркадий и Борис Стругацкие (АБС). Повесть «Трудно быть богом» (ТББ) 1963 года, конечно, о землянах, о сегодняшних людях, просто космос, как известно, — самый надежный полигон фантастики. Однако перед нами не абстрактные medius aevus, не фэнтези, иначе сложно было бы АБС говорить о социальных проблемах. Отсылки к реальному прошлому очевидны: это и Область Святого Ордена — Папская область, и Империя — явная Священная Римская империя, а в торговой республике Соан, «давно уже пустившей все свои леса на корабли», всякий узнает Венецию. Верно и упоминание о трех тысячах соанских рабов-ремесленников, поднявших бунт, утопленный в крови. В Западной Европе рабство бытовало в основном на протяжении «темных веков». Однако Венеция вела торговлю людьми дальше, были там и мастеровые из рабов, большинство бесправных — в домашнем услужении (»Это твой раб?» — вопрос Киры о мальчике-слуге Уно) [1]. Этот атавизм из времен викингов Швеция (не знавшая крепостного права) официально отменила лишь в 1335 году. Итальянские города-государства покупали пленников и пленниц (генуэзские фактории в Крыму в XIII — XV вв., Каталонская компания в афинском герцогстве) [2]. М. Сервантес позднее угодил в лапы алжирским корсарам. В подобном плену пытался создать из пиратской армады вольную республику на воде Арата Горбатый, рабы на галерах (катаргонах) стали множиться к финалу средневековья, как и силы пиратов-берберийцев.

А теперь, как говорил орёл наш дон Рэба, «посмотрим, в чем замечен дон Румата Эсторский за пять лет своей загробной жизни в Арканарском королевстве»? С рабством и невежеством борется в этом мире Румата, он же Антон из другого мира, из прекрасного далека, сотрудник Института Экспериментальной Истории. Как интеллигент (не просто интеллектуал) он именно «агент будущего в настоящем (прошлом)» [3]. Он разведчик с Земли, словно ушедший в землю по пояс, как в могилу, к предкам, в грязь и кровь подлинной истории.

Уже в ХХ веке в стране самого обуржуазившегося дворянства сохранялись сословные внешние различия: рабочие раньше старели; бедняки были в среднем ниже ростом, физический труд, развивая определенные группы мышц, придавал согбенность [4]. Для простолюдина Средние Века — прежде всего «универсум голода», а стало быть и болезней. Феодалы несравнимо лучше питались (рацион из животных белков), это своего рода спортсмены средневековья, они предавались верховой езде, охоте, турнирам, празднествам, игре в кости и карты [5]. Барон Пампа пытается в порту продать в рабство безденежного дона — венгерский крупный феодал мог полулегально лишить свободы шляхтича [6]. Даже в среде господ устанавливается зависимость, обязанность службы, лестница вассалитета. Были и рыцари из несвободных: министериалы из Св. Римской империи, которые также несли административную службу, т. е. были привилегированной дворней. (Похожая картина у младшей дружины (»детей») на Руси, самурай, «боевой холоп», мог прислуживать за столом своему сюзерену). Положение свободного и раба сближается, появляется крепостной — он зовется как и античный невольник (serv). Такая древняя категория как гражданин пропала в черной дыре Арканара. (Слово «гражданин» — житель града, города, не крепостной; на Западе буржуазные права и свободы возникают в вольных городах).

Однако горожане, сытые лавочники, в мире насилия (»нормальный уровень средневекового зверства») порождают фашизм (»организованное зверство»). Антагонист первоначально носил имя не Рэба, а Рэбия, — намек на сталинского сатрапа. АБС, чтобы показать правомерность употребления таких терминов как «средневековье ХХ века» и «охота на ведьм» по отношению к фашистским и околофашистским практикам, устраивают игру символами. (Музыка в Веселой башне, заглушавшая вопли пытаемых, мешавшие королеве, — отголосок «Танго смерти», оркестра Яновского концлагеря на окраине Львова). Штурмовые отряды из нынешней эпохи попадают в прошлое и берут в руки топоры мясников. Раз серость поднялась раньше времени, вознамерившись стать господами, не нуждаясь в цитатниках Мао или Ницше, то можно узнать — когда. Какому именно периоду земного средневековья соответствует описанный АБС Арканар времен «внеэкономического принуждения»?

Дон Румата в начале повести прибывает в Пьяную Берлогу к отцу Кабани. Среди новых изобретений монаха — самогонный аппарат и «горючая вода». Спирт путем дистилляции получали еще александрийские алхимики, позже арабы применяли его для изготовления духов и лекарств. В Европе крепкий алкоголь известен с XII века. Однако он долго оставался новинкой и распространялся по региону неравномерно, винный спирт получен французами лишь в 1334 г [7]. (АБС сами обесценивают открытие отца Кабани строками о ромовом торте и роме, который дон Тамэо пьёт сразу после переворота). Ром из метрополии плещется в стеклянной фляге тонкой работы, явно венецианской. Конкуренты Венеции — богемские мастера, в конце дученто появляются первые их цеха; Кабани такой же как они «инстинктивный химик и мастер-стеклодув», раз даже в Пьяной Берлоге у него стекло в единственном окне, а не пластина слюды, не бычий пузырь. Готика уже — время витражей; к возвращению Марко Поло созданы очки, стекла тонкие и чистые. Итальянские стеклодувы к тому моменту преуспели настолько, что республика Св. Марка их «загнала в бутылку» почетного гетто на острове Мурено во избежание утечки технологических секретов. Стекла в Арканаре не редкость. (Зеркала нынешнего типа появились в середине XIII в. — мода еще не добралась до имперской провинции, Румата дома употребляет металлическое зеркало).

Следующая субстанция — золото. В Пьяной Берлоге спрятан малогабаритный полевой синтезатор с говорящим названием «Мидас». Это как бы итог устремлений алхимиков, способный трансмутировать элементы. То, чего квазиученые средневековья так и не добились, Румата получает из нескольких лопат опилок. Даже не просто аурум, а сразу монеты с королевским профилем. «Одного этого золота было бы достаточно, чтоб сжечь вас на костре!.. Это дьявольское золото! Человеческие руки не в силах изготовить металл такой чистоты». Итак, в Арканаре уже обращают внимание на лигатуру драгоценных металлов. Во Франции пробу на изделиях из золота стали ставить в 1275 году [8], десятилетие спустя появился венецианский дукат 986 пробы, который веками избегал порчи. «Желтый дьявол» постоянно мелькает в руках землянина — Румата роздал тридцать килограммов золота в попытках спасти Тату и других лейб-знахарей (»дело врачей»). Монетка из серебра фигурирует лишь один раз. Это тем более странно, что в Арканаре имеются серебряные копи, дорога к которым идет через владения барона Пампы. Множество таких месторождений находилось именно в Цезарской Империи, в Центральной Европе — Рудные горы, Силезия, Тироль, Трансильвания (алхимик Ботса заложил несколько рудников, которые позже Рэба прикажет оплести колючей проволокой). От Каролингского возрождения до итальянского фактически царил серебряный стандарт: золотыми были лишь имевшие хождение византийские солиды да их редкие подражания (уже в середине XIV в. датский король продает северную Эстонию крестоносцам за 19 тысяч марок — 4443 кг серебра [9]). Монеты высшего и среднего достоинства были из серебра — grosso — от чего возникло название «грош», перешедшее позже и на медяки. Дукат и fiorin d'oro (1252) копируют во многих странах: немецкий гульден (»золотой»), венгерский форинт — укравший даже название — век спустя украшает свой аверс профилем короля.

Кабани произносит яркую нетрезвую речь о сути научно-технического творчества: «Кто-то давным-давно все выдумал, сложил все в ящик, провертел в крышке дыру и ушел… Приходит отец Кабани, закрывает глаза, с-сует руку в дыру». Отец-изобретатель точно видит бессознательный характер своего таланта, творческая сила каждый раз доставала из мозга неведомо что (в отличии от программируемого ящика «Мидаса»). До ТРИЗовских методик прикладного новаторства было далеко, результат совсем не всегда совпадал с начальным вектором мысли (»Каждую секунду он опускает руки в черный ящик — в какой бархатной абсолютной темноте они пребывают! Неизвестно даже, руки ли он оттуда вынет, из своего вытяжного шкафа... Острее бритвы тот край между его мозгом и тем, чем заняты его руки, которые так уж смело копошатся там, в потемках люциферичного света» [10]). Мясокрутке в Веселой башне нашли известное применение, мясорубка (как и колючая проволока) — из XIX столетия. АБС поскромничали, согласно легенде просветителей алхимик Альберт Великий в тринадцатом веке якобы творил роботов, помощников по хозяйству [11]. А вот испанец Арнольд из Виллановы (ок. 1235 — 1311), родоначальник медицинской алхимии, писал о ядах и противоядиях (»крупнейший в Империи специалист по ядолечению»), о лекарственных растениях (автор трактата «О травах и иных злаках…»), работал врачом при дворах пап и королей (»герцог Ируканский чуть было не пожаловал дворянство»), много путешествовал от Парижа до Магриба и погиб в кораблекрушении, спеша к авиньонскому пленнику (идет в страну, где уже год бесчинствуют Серые роты), из бедной семьи, образование получил в монастыре нищенствующего ордена (»интеллигент, убежденный гуманист и бессребреник»), знал теологию (»Если б я мог представить себя богом, я бы стал им!», «Создатель, я не знаю твоих планов, может ты и не собираешься делать людей добрыми и счастливыми», «Тогда, господи, сотри нас с лица земли и создай заново более совершенными…»), переводил с арабского, возглавлял в университете Монпелье кафедру медицины (»высокоученый доктор Будах»).

«Сгнившие частоколы времен Вторжения» видит дон Румата за городом. Если частоколы сгнили, но еще стоят — значит угроза минула несколько десятков лет назад. Вторжение с большой буквы — это Западный поход монголов, вернее та его часть, что пришлась на Центральную Европу в 1241 — 42 годах (Великое переселение народов и захват арабами Пиренеев— намного раньше описываемой эпохи, турки-османы появляются несколько позже). Варвары спустились с отрогов Красного Северного хребта (Урала). Антон-Румата, мечтая о «макроскопическом воздействии» на серость, опасается новых набегов: золотоордынцы и сепаратист хан Ногай еще несколько раз нападали на поляков, венгров, болгар в течение тринадцатого века. Землянин под именем Шуштулетидоводус — шаман у вождя варваров, значит ислам еще не принят Ордой (1321 год). Есть и варвары-наёмники в порту, в конных заставах: меднокожие, ширококостные люди, в шкурах шерстью наружу. Скорее всего, это половцы-куманы, бежавшие от Батыя в составе сорока тысяч кибиток в венгерскую степь. Половцы же составляли значительную часть ордынского войска. (Боевых верблюдов, например вьючных, знатоками каких был род Эсторских, могла забросить на Дунай сила татарского нашествия, да и то ненадолго).

За триста лет до описываемых ТББ событий железные роты маршала Тоца преследовали орды отступающих через Икающий лес варваров; Тоц впоследствии стал первым королем арканарским. Венграм-кочевникам, бежавшим с поля битвы на реке Лех (955 год), последней для домонгольской степной экспансии, наступали на пятки немецкие рыцари, сжигая убежища побежденных. Победители семь лет спустя основали Священную Римскую империю. (»Маршалом» будущего Пица Первого могли назвать летописцы уже XIII века, когда братья-тевтонцы и французы ввели у себя это звание для военачальников). «Зарубите себе на носу, дон Рэба… Для нас, коренного дворянства метрополии, все эти Соаны и Ируканы, да и Арканар, были и всегда останутся вассалами имперской короны». Эсторская Империя — по сути надгосударственное образование, каким на Земле была империя германских цезарей (кайзеров) — Св. Римская (962 — 1806). Не видно у арканарских баронов рыцарей-ленников, зато сказано про их дружины и егерей (аналог сержантерии), у Пампы отсутствует хотя бы оруженосец. Между королем и баронством — иерархических ступеней нет.

Перри Андерсон писал, что на всем восточноевропейском пространстве «было мало или совсем не было промежуточной страты землевладельцев между рыцарями и монархами», сложные цепочки вассальной лестницы здесь практически неизвестны [12]. Но причина не в том, что страны Вост. и Центр. Европы отстали: возникли позже и на более низкой материальной базе, в чистом поле. В Венгрии после 1222 г. рыцари подчинены королю, а йоббагионы, незнатные воины и мелкая шляхта (»безденежные доны», бедные идальго), — князьям, при том, что последние это наместники округов, где у них самих есть крупные наделы, а у рыцарей — мелкие (на Западе подобный «вассалитет» был просто невозможен) [13]. Схожая ситуация — при большем масштабе — и в кайзеровской империи (имперские рыцари), при том, что часть ее входила ранее в состав империи античной и прошла через романо-германский синтез, который и породил феодализм. (Т. к. под имперской короной разные типы медиевальных обществ, то и далее будем сравнивать мир ТББ с усредненной Европой, обобщенным средневековьем.). М. Блок маркировал феодальный мир рекой Эльбой и первичным фронтиром Реконкисты [14]. Парафеодальный (нобиломагнарный) социально-экономический строй в империи был того же типа, что и на Руси, в обеих частях будущей Речи Посполитой, из массы зависимых крестьян он сверстал «второе издание крепостничества» уже в конце средневековья [15].

(За последний возрожденческий век цены на хлеб выросли в 4-6 раз, Восточная Европа стала для Западной сырьевой (зерновой) базой [16], «изначальным третьим миром» [17]. Стало выгодно ввести барщину (а с ней и крепостное право). Парафеодальные отношения не дали буржуазии развиться в срок, та не смогла оказать сопротивление знати, прибравшей и торговлю на дальние расстояния в свои руки; на Западе все было ровно наоборот [18]. Пруссия, «вылупившаяся из пушечного ядра» и выросшая в имперского орла, под крыльями которого объединилась немецкая нация, относится сюда же; Италия прошла рефеодализацию в конце ренессанса и впала в застой [19]. В ту пору формировалась периферия капиталистического хозяйства, в Латинской Америке и остэльбской Европе [20]. В странах периферии и полупериферии (куда временно угодили немцы после поражения в ПМВ) вырастут фашизм и фашизоидные режимы разных типов [21]. Оказавшись наконец на коне, «средний класс» брал реванш, спаяв железом и кровью «противоестественный союз лавочников и грабителей с большой дороги».)

Соответственно, слово «крепостной» упомянуто в ТББ лишь дважды, и то в умозрениях Руматы (рабы — пять раз). Арата участвовал в вилланской войне, а вилланы это только феодально-зависимое крестьянство (лично свободное, если речь не идет об англичанах). Тогда Арату до полусмерти избили соратники, вообще вилланы поступили типично для тех, кто имел хоть какие-то права среди средневекового холопства: доведенные до состояния «живых скелетов», простили своего герцога, польстившись на подачки [22]. Жакерии, пожары народной войны, занялись под занавес эпохи, когда вековой гнёт все усиливался, да еще добавились чума и Столетняя война [23].

Даже добытая свобода не лечит — «века угнетения превратили французских крестьян в полулюдей» [24]. Железный всадник делает больным, доводит до невроза и крепостного, и просто подданого — разные категории зависимости были разными степенями униженности и бесправия [25]. АБС пишут, что забитые крестьяне не покидают землянок (!) даже для труда на полях. Опустим вопрос — как кормились такие пахари, но значит они не обязаны отрабатывать барщину, не боятся нарваться на прямое насилие феодала из-за невыхода на работу. В Арканаре и в окрестных землях Империи постоянны крестьянские мятежи: армия дона Кси и Пэрты Позвоночника в Гниловражье, видимо, остаток восстаний, вспыхнувших после неудачного пограничного конфликта (затеян Рэбой), охвативших всю страну и до дна опустошивших казну. Арата участвовал когда-то в мятеже, подавленном имперской гвардией; ныне «гуляет во главе взбунтовавшихся холопов по восточным областям метрополии»; вышеупомянутая вилланская война. Так ведут себя землепашцы, если феодалы не «отучили» их браться за оружие, т. е., как правило, до либо вне крепостничества [26]. Парафеодальные общества используют простолюдинов и в войске, и в колонизации отвоеванных земель, например Испания, где феодальный синтез (кроме северо-запада страны) оборвали арабы. На феодальном Западе боевые традиции строго ограничивали применение пехоты [27]. АБС несколько раз пишут об анонимных солдатах в Арканаре, и это не штурмовики, не наемники. В Венгрии тринадцатого века — jobbagiones castri, «солдаты замков», крестьяне, но и мелкопоместные дворяне, больше похожие на северогерманских фрейманов XI — XII вв [28]. Очевидно, таких искал по всем улицам и церквам Тевтонии «епископ и боевой магистр» Альберт, основатель Риги: у меченосцев служили разного рода конные и пешие кнехты, большую пользу принесли баллистарии-арбалетчики [29].

(Специализация военного дела возложила на рыцаря таранный удар копьем, на пехоту — оставшиеся функции (оба-два легендарных народных мстителя — меткие стрелки). ТББ постоянно упоминает арбалеты, церковь запрещала их уже в 1136 г. Арбалетным болтом убивают любовь героя — Киру, провоцируя тем самым «арканарскую резню». По мнению известного комментатора АБС С. Переслегина, это была именно провокация со стороны «мстителя милостью божьей» Араты Горбатого, дабы руками Руматы совершить революцию против Ордена, захватившего страну [30].)

Уже жертвы меченосцев — эсты и ливы — вполне оценили броню угнетателей [31]. Как верно отметили АБС, «кольчуги неплохо защищали от меча и кинжала, но арбалетная стрела пробивала их насквозь». Распространение самострелов, знакомство с амуницией народов Востока и Византии, развитие воинского искусства и кузнечного ремесла привели к усилению защиты. На службу Румата, богатый аристократ, надевает «благословенную кольчугу»; латы помянуты дважды, хотя это явный анахронизм (см. ниже). Панцирь есть у Пампы, есть и двойной соанский. Скорее всего, будучи дилетантами, АБС имели в виду кирасу: недаром нож бьется о нагрудную пластину панциря Пампы. По мнению А. Н. Кирпичникова на Руси словом «панцирь» после татар называли кольчатый доспех (двойного плетения,у него мог быть нагрудник — зерцало), до татар — латы типа бригантины (два-три слоя стальных пластин внахлест, наклепанных под суконную куртку) [32]. Мы не видим донов Арканара ни в полном боевом облачении, ни в турнирном. Но появление panzer любого вида говорит об одном. Бригантины, айлеты, наколенники, поножи, пластроны-нагрудники, позже и кирасы и т. д. в итоге превратят фигуры феодалов в буквально неуязвимые, удивительные и для человека эпохи поздней стали. Соседние века зрелого — позднего средневековья это время перехода от кольчуг к полным латам, full-plate [33]. Рыцари массово обрастают элементами бронезащиты с закатом движения за «гроб господень».

Одна из причин и следствие появления усиленного переходного доспеха это более серьезное оружие нападения. Романские мечи и их наследие — готические — уже предназначались не только для рубки, но и для колющих ударов [34]. Некоторые из них были уже не одноручными, а полуторными, но их вес и баланс позволяли управляться с ними одной рукой. То есть, Румата мог драться «по-македонски», с мечом в каждой длани. Самая ранняя сумма фехтования — манускрипт I.33 (ок. 1300 г.), содержит приемы уколов и парирования, те самые «выпады и отражения», в коих упражнялся герой повести в первое утро. Двуручные тяжелые мечи, какие были у Пампы и у гвардейцев в обеденной зале короля, появились еще в XII веке [35]. Поначалу они были распространены слабо, ибо двуручный хват требует отбросить щит, а наличный кольчужный костюм защищал всего лишь неплохо, такие рубаки как Румата Эсторский вполне могли располовинить двойной панцирь вместе с неподвижным манекеном. (Но имя уже вошло в местный фольклор: Урочище Тяжелых Мечей, где землянин напрасно ждал Будаха).

Треугольными щитами пользуются воины Ордена, например французскими экю (появились в дученто и применялись до середины Ренессанса). В руке у воина господня «длинное копье с широким аккуратно зазубренным лезвием», такие АБС все время называют пиками (у пики не листовидный, а узкий граненый наконечник, фр. pique — острие, колкость). Копье куда легче и короче чем пика, брошенное в спину Румате во время ареста, оно едва ли могло быть тяжелым, скорее это был дротик. Два меча применяли наемники-ландскнехты, но один из них был намного короче другого, кацбальгер-»кошкодёр». То же и у японских самураев, но для них «теория двух мечей» еще и символ власти, их отличие от простолюдинов. Известный востоковед считал, что средневековые ниндзя могли вращать короткий клинок так, что ни одна стрела или метательный томагавк не прорывались сквозь эту завесу (вот истоки «веерной защиты» дона Руматы) [36]. Такое удвоение количества мечей (и утяжеление брони)— следствие еще и повышения производительности металлургии. В конце тринадцатого века в империи цезарей зажжены штукофены (высокие кричные печи), предшественники домны. Поэтому у слуг Руматы не только секиры, но и железные шапки, двери окованы; единственный ремесленник, с кем говорит дон — кузнец Кикус. Железо повсюду, зачастую уже ржавое, Арату сделали Горбатым, избив железными палками, чиновники Ордена держат целый ящик со знаками очищения — железными браслетами.

В 1238 году построена в мавританской Испании бумажная фабрика. В то время в империи новый писчий материал за ненадежностью запрещен в делопроизводстве, но теперь он на столе и в кабинете Рэбы, и у брата Нанина, пишущего прошения в корчме. На бумаге каллиграфы выводят-рисуют ломбардские версали и минускулы и готические буквы (»разглядывая чудесный цветок заглавной буквы, понимаешь, что переписчик, возможно, едва управлялся с нею за день»). Такое искусство недалеко от стараний иллюминаторов — разукрашенные ими книжки с картинками инопланетянин Румата дарит маленькому принцу. Книги эти, по умолчанию, все еще из пергамента, что будет конкурировать с бумагой и в первых печатнях.

____________________________________________________________________________________________

[1] Соколов Н. П. Образование Венецианской колониальной империи. Саратов, 1963. С. 159-160, 166-168, 441.

[2] Грегоровиус Ф. История города Афин в Средние века. М., 2009. С. 578-579; Карпов С. П. Латинская Романия. Спб., 2000. С. 28.

[3] Тарасов А. Н. О «священных коровах», «всероссийских иконах» и вечно пьяных «гарантах» демократии. https://scepsis.net/library/id_96.html

[4] Оруэлл Дж. Англичане / Эссе, статьи, рецензии. Пермь, 1992. С. 197, 220; он же. Искусство Дональда Макгилла / Там же. С. 145.

[5] Кахк Ю., Сийливаск К. История Эстонской ССР. Таллин, 1987. С. 19. Ср.: «Обычные, характерные занятия праздного класса… управление, войны, спорт и развлечения и отправление обрядов благочестия». (Веблен Т. Теория праздного класса. гл. III. https://www.libfox.ru/362643-21-torstein-veblen-teoriya-prazdnogo-klassa.html)

[6] Cемёнов В. Ф. Венгерская Золотая булла 1222 года // Средние века. Сб. статей. Институт истории АH СССР., 1955. выпуск 6. С. 79, 89.

[7] см. «История водки» Похлёбкин В.

[8] https://fot55.ru/Tom1/Proba/415.htm

[9] Кахк Ю., Сийливаск К. Ук. соч., С. 18.

[10] Битов А. Г. Птицы / Книга путешествий. М., 1986. С. 197.

[11] Крылов А. А. Кольцо управления. Л., 1987. С. 12-13.

[12] Андерсон П. Родословная абсолютистского государства. М., 2010. С. 209.

[13] Семёнов В. Ф. Ук. соч., С. 77-78, 81, 90, 92.

[14] Блок М. Феодальное общество. М., 2003. С. 429-436. (Блок также считал феодальной страной Японию).

[15] Семёнов Ю. И. Введение во всемирную историю. Выпуск 3. История цивилизованного общества (XXX в. до н.э. — XX в. н.э.)., гл. 4. https://scepsis.net/library/id_1944.html; Ермолаев С. А. Запад и Русь (спор о феодализме). https://scepsis.net/library/id_3215.html; Семёнов Ю. И. В. И. Сергеевич, его труд «Древности русского права» (»Русские юридические древности») и проблема исторического пути Руси-России. https://scepsis.net/library/id_2110.html

[16] Кахк Ю., Сийливаск К. Ук. соч., С. 18, 28; Нестеров Ф. Ф. Связь времен. М., 1987. С. 147-148.

[17] Хомский Н. Прибыль на людях. М., 2002. С. 42.

[18] Андерсон П. Переходы от античности к феодализму. М., 2007. С. 205, 244-247.

[19] История политических учений (под ред. проф. К. А. Мокичева). М., 1971. Ч. 1. С. 147, 153-154, 247-248.

[20] Пребиш Р. Периферийный капитализм: есть ли ему альтернатива? М. 1992.; Амин С. Траектория исторического капитализма и призвание марксизма в «третьем мире». https://scepsis.net/id_3642.html

[21] Тарасов А. Н. Фашизмов много. https://scepsis.net/library/id_523.html

[22] Нестеров Ф. Ф. Ук. соч., С. 137-138.

[23] Тарасов А. Н. О «безмолвствующем народе» и «социальном взрыве, которого все нет и нет» https://scepsis.net/library/id_121.html

[24] Оруэлл Дж. Чарльз Диккенс / Эссе, статьи, рецензии. Пермь, 1992. С. 93.

[25] Блок М. Ук. соч., С. 359

[26] Нестеров Ф. Ф. Ук. соч., С. 25-26, 80, 138.

[27] Там же. С. 63.

[28] Семёнов В. Ф. Ук. соч., С. 79-81.

[29] см. «Хроника Генриха Латвийского»

[30] Переслегин С. Б. Детектив по-арканарски // Стругацкий А., Стругацкий Б. Трудно быть богом и др. романы. М. — Спб., 1997. С. 8 -10.

[31] Калевипоэг. Эстонский народный эпос в пересказе Эно Рауда. Таллин, 1978. С. 92.

[32] Кирпичников А. Н. Военное дело на Руси в XIII — XV вв. Л., 1966. С. 32-35.

[33] Там же. С. 30.

[34] см. Окшотт Э. Археология оружия: от бронзового века до эпохи Ренессанса. М., 2004.

[35] Там же.

[36] Маслов А. А. Удел терпеливых / Техника молодежи. 1990. № 11. С. 41.

Часть 2

Норма средневековой (до XIII в.) регламентации: крестьянин и не думает сравнивать себя с феодалом, а ремесленник — с рыцарем, специфика функций каждого допускает сравнение только в пределах его социальной микроструктуры [37]. В том столетии простолюдины получают некоторые вольности (Magna Charta Libertatum и сословный парламент, начало отмены крепостного рабства, три кантона создают свою Швейцарию — европейский Тибет). Социальные микроструктуры — сословия — сходятся в бургах. Например, на учебу: позже монастырских школ возникают кафедральные в епископских городах, а из них - университеты. Схоласты и школяры — время учеников! (В Арканаре уже есть Патриотическая школа, где обучаются и дети купцов, Румата говорит о своем обете — основать университет в метрополии). С начала XIII века — череда открытий высших школ, в которых могут постигать науки и иноземцы [38]. В империи, где пока с вузами туго, кесарь Фридрих II Гогенштауфен устраивает временную культурную революцию [39]. Его антагонист, ватиканский понтифик, пытается создать католический университет в «освобожденном» Константинополе, куда зазывает студентов и преподавателей из Сорбонны [40].

Сами грамотеи, бегущие от репрессий Рэбы, коммунарские идеи, которые пытается внедрять в их сознание Румата, — ранее не нашли бы своей питательной среды (»От грамоты, от грамоты все идет, братья! Не в деньгах, мол, счастье, мужик, мол, тоже человек, дальше — больше, оскорбительные стишки, а там и бунт…»). Ваганты — «бродячие» меж столиц епископатов школяры, из разных стран и сословий, распевающие на единой латыни свои «попрошайки», стихи о всесилии денег и инвективы в адрес пороков церкви. Студенческие бунты возникают в дученто не только в Париже [41]. Академическая свобода: магистры с 1240 года избирают ректоров, в Салернской медицинской школе преподают и женщины. Этой школе упомянутый кесарь-безбожник дал исключительную в империи лицензию на подготовку врачей [42]. Книгочеи «умеют и хотят учить и лечить свой изнуренный болезнями и погрязший в невежестве народ»: учителя (все еще нося имя clericis, клерков — как позже назовут интеллектуалов) переходят из города в город, где обучение постепенно избавляется от церковного надзора [43].

XIII век — это Предвозрождение. В вольных городах латинская литература ученых магистров устанавливает связи с la gaya scienza трубадуров и творениями бюргеров, привносятся арабская алгебра и античная гармония. Свинец сословных — высокой и низкой (смеховой) — культур пресуществляется в золотой песок искусства.

Неспроста дон Тамэо жалуется на наглость низших сословий, собираясь подать докладную на высочайшее имя, «дабы вонючие мужики» ходили через дворы и по задам, но никак не в публичных местах. Среди офицеров серых, этого «выступления горожан против баронов», есть и мелкопоместные доны. До того oratores самоизолировались в монастырях, bellatores — в замках… Ныне Цурэн Правдивый написал более 500 баллад и сонетов, положенных в народе на музыку, стало быть, писал на языке понятном, а не на латыни, одном из «древних, ныне мертвых, языков аборигенов Запроливья». В начале XIII в. трубадуры поют на провансальском, миннезингеры на средневерхненемецком, в конце века — «суровый Дант не презирал сонета», творя литературный итальянский (староитальянский). (Поклонники АБС написали свои версии (вирши) прощального сонета Цурэна «Как лист увядший падает на душу…» [44]). Гур Сочинитель, автор романа о принце, полюбившем прекрасную варварку, — один из труверов, ученых клириков, кто трансформировал любовную лирику трубадуров в жанр рыцарского романа. Предвозрожденческая art-подготовка дана в отрывке о придворных творцах. Их современник зонг-поэт сочинил первые две нерелигиозные пьесы в Европе [45]— в ТББ названы «Поход на север» и «Гибель варваров».

Рано родились в Арканаре мастера ню и портретисты, но первейший TIME PARADOX — ночная армия Ваги Колеса в 10 000 разбойников и с агентурой «в святая святых государственного аппарата». АБС фиксируют появление мафии: Вага, «личность, не имеющая, по-видимому, совершенно никакого прошлого», чуя наживу, перебирается в большой город из своей берлоги, с комфортом и кошками. При этом он всемогущий повелитель уголовников на огромной территории, у которых уже есть свой жаргон [46]. Конечно, организованная преступность, возникла лишь в эпоху Просвещения, первой была неаполитанская каморра. Ее проникновение в госаппарат это явление еще более позднее: благородные доны не потерпели бы донов мафии — они конкуренты, та же вооруженная сила, тот же сбор дани, поэтому не очень отличаются внутренне ("Капитализма без мафии не бывает» [47]).

Дон Кондор (дядя Саша) называет дворян благородными подонками, Антон (голос совести) постоянно судит так своего Румату (»наглый и подлый хам голубых кровей»). Вкупе со средневековым-сегодняшним рабством произвол донов составляет диалектическую пару. Если убрать арканарский антураж, повесть именно об этом. Разговоры с Будахом, Кикусом, Киуном, размышления о мещанских инстинктах (»Психологически почти все они были рабами…», «Ярости-то у них и нет. Один страх. Каждый за себя, один бог за всех»), о жалкой участи и будущем интеллигентов. Простым языком АБС повествуют о том, что узрел на три четверти века раньше Ницше (этос верхов — «морально-волевые качества», этос низов — «морально-нравственные ценности») [48].

М. Кантор равняет богатырскую мораль — «убить дракона» — с фашизмом, ибо драконом в глазах рыцаря оказывался кто угодно, невиновный, слабый и т. д., тут важно преодоление [49]. Любеки, магдебурги ограждают себя стенами, системами муниципальных прав. Феодальная вольница не может обойтись без короля, но равно пребывает по отношению к нему в состоянии перманентного бунта [50]. Король и горожане поэтому тяготеют друг к другу, ищут спасения от «обычного права» феодалов, права сильного, в том числе у юристов [51]. (»Грамотей не есть враг короля… Враг короля есть грамотей-мечтатель, грамотей усомнившийся, грамотей неверящий». Отец Кин, глава Патриотической школы, пишет трактат о государстве, где важнейшие принципы — слепая вера в непогрешимость законов и беспрекословное оным подчинение). Сословно-представительная монархия: прокуратура во Франции возникла в один год с Генеральными штатами (парламентом), тогда же — первая победа пеших горожан над рыцарской конницей.

(Чиновники как грибы растут «из каких-то заплесневелых подвалов дворцовой канцелярии», и вот уже казенное место с целованием ботинка его преосвященства: розги направо, ботинок налево. Круговорот бумаг: «Это было основание для получение пропуска в пятый, специальный отдел канцелярии, где ему надлежало взять предписание в секретариат тайных дел» [52]. (С 1331 г. серьезно разрастается бюрократический аппарат папы римского, из «святая святых» выделяются высший апелляционный суд и казначейство). Как жертва — в поножи господа бога или кресло Тоца-воителя, все втискивается в прокрустово ложе законов и инструкций. В Веселой башне проходят практику завтрашние администраторы, ученики отца Кина.)

Сословные парламенты в основном дают согласие на сбор налогов. Это период первоначального накопления капитала, когда разбогатевший бург мог лишить производство части бое(трудо)способной молодежи, а другой бург или феодал мог купить ее услуги и кровь за звонкую монету (за сольдо, т. о. профессионалов назвали солдатами) [53]. Во времена абсолютной монархии (переход от феодализма к капитализму) товарно-денежные отношения развиваются достаточно, дабы содержать постоянное войско и бюрократию.

Этого еще нет в Арканаре: отсутствуют цеха и гильдии. Неутомимый Тамэо в салоне Оканы косноязычит о проекте ущемления мужиков в пользу купечества. Но, если лавочников достаточно на страницах ТББ, то из ремесленников — все тот же Кикус, брадобрей в первое утро да мастера-ювелиры на улице Премного благодарения (демиурга Кабани можно отнести к производителям с натяжкой). Нет согласия в «третьем сословии»: «Кого я всегда бил, так это мастеровщину…» — говорит штурмовик перед беседой арестованного Руматы с Рэбой.

Первые горожане, побившие рыцарей в Битве золотых шпор 1302 г. это как раз мастеровые, фламандские суконщики и валяльщики, «грязные зайцы». Это предтечи наемников, городская стража (ополчение). Ландскнехты позже побеждали тем же манером: сомкнутыми рядами, уперев в землю тяжелые длинные пики, останавливали и протыкали ими рыцарскую конницу в доспехах, добивали алебардами. Бюргеры Арканара для этого слишком неразвиты, у них нет оружия профессионалов, есть пародия, злобный шарж на стражу — штурмовики. У Серых рот топоры мясников, самые тяжелые и неудобные из всех, их и носят-то на плече, это не орудия войны вообще.

Но военный строй (хотя и довольно нелепый) уже готовят в Патриотической школе: «… А ежели рожок дважды протрубит, рассыпаться по двое как бы цепью, опустив при том пики…». В нач. XIII в. уже были в войсках трубы и бубны [54], но развитая система звуковой сигнализации (1346 г.) описана во фруассаровских хрониках [55]. Есть эсторская имперская гвардия (всадники на верблюдах) и имперская пехота, закованная в латы. Элитные части, они же охрана монарха, существовали с античных времен, но guardia родилась в ренессанс. Это первоначально были именно наемные кавалеры, постоянно и верно служившие правителям [56]. В Возрождение же возникли латники-ландскнехты, они могли обеспечить себя доспехом. Рыцари надели полные латы в разгар Столетней войны, а простые воины на сто лет позже. Даже если солдаты в броне частично, то они слишком скоро предстают мятежным соанским рабам-ремесленникам. Как будто сидели в казармах. Этот разброс (явления, характерные для разных этапов Средних веков) не объяснишь отсталостью Арканарского королевства. Указано, что в Арканаре, в самом городе, — 200 000 человек, а это демографическое достояние позднего средневековья [57]. Тогда возможны стали и огромное монашеское войско (»Их двадцать тысяч!»), и 5-тысячная эсторская camelleria. Все это еще и не вяжется с наличием в Арканаре солдат, лишенных даже кольчуг и социального веса. (Английские пехотинцы Столетней войны были крестьянами, но это особый случай. Валлийские вольные стрелки и прочие лучники, пикинеры набирались там, куда не дотянулся местный феодализм. Общинные традиции позволили создать небольшую сплоченную армию [58]. К тому же она была наемной — и оставалась таковой до начала ПМВ включительно.) Время профессионального ополчения это XV — XVI века: имперские войска и арканарские солдаты едва ли могли встретиться, если только на поле battle of evermore. К возникновению ландскнехтов военнообязанные из крестьян в центре Европы исчезают: попадают в зависимость от феодалов, венгерские землепашцы среди «солдатов замков» в конце XIII в. обращены в сервов [59]. (До того были редкие группы наемников, либо немногочисленные, либо они действовали на самых окраинах Европы (каталонская дружина), и уж точно не контактировали, скажем, с замковыми гарнизонами Чехии). Такая встреча могла произойти в регулярной армии, в полках разного строя, но это уже совсем другая история. Как мы увидим, примесь Ренессанса или раннего Нового времени еще даст о себе знать.

Боевую рыцарскую функцию выполняет Святой Орден. Кроме того, братья-монахи «во имя господа» уничтожают и двоеверие обывателя — наутро после переворота со стен и крыш сбивают языческие изображения (еще есть идолы вокруг Пьяной Берлоги, боги из легенд, «которых местный люд творит кое-как по своему образу и подобию», несмотря на монотеизм, сказки Икающего леса — голый вепрь Ы, зверь Пэх и т.д.). Барканская резня ТББ, после которой не осталось ни одного грамотного: крестовый поход с уничтожением культуры еретиков-катаров и «веселой науки» трубадуров (триединство рыцаря, певца и вольнодумца). В ходе этой резни родилась инквизиция (1215), вскоре функции расследования и расправы были переданы «господним псам», ордену доминиканцев. Тогда же прошли гонения на смеховую культуру, праздник осла (festum asinorum) — «исчезли из города уличные певцы, рассказчики, плясуны, акробаты»; литургические мистерии в храмах вовсе запрещены [60]. Религиозное мракобесие опасно для всего народа (Арата: «Я знаю, что такое Святой Орден; не пройдет и года, как арканарский люд полезет из своих щелей с топорами — драться на улицах»), а не только для ученых (Румата считает, что Будах это последний, кого удалось спасти). «Феодально-фашистская агрессия» Ордена делает Арканарское королевство своей областью (Папское государство сильнее всего расширилось при Николае III в 1277-80 гг.). Но настоящая оргия инквизиторов, после которой державы надолго забеременели тайной полицией, случилась куда позже.

Массовые репрессии XVI — XVII вв. связаны со становлением и укреплением абсолютизма [61]. Еретиков сжигали и раньше, но лишь начиная с Торквемады и «Молота ведьм» за дело взялись всерьез. («Хунвейбины» Савонаролы в святой простоте предали костру светские радости флорентийцев, по преданию С. Ботичелли сам скормил огню сколько-то своих картин. «Вам приходилось когда-нибудь жечь собственных детей? Что вы знаете о страхе, благородный дон!»). Там, где церковь бездействовала, были пытки Звездной палаты, были пуритане с их запретом спектаклей, танцев и даже красочной одежды [62]. Короли лишь использовали папство и/или паству для сгущения атмосферы страха. Потому процессы инакомыслящих и ведьм так похожи на сталинские годы — гонениями на невиновных, надуманными поводами для ареста и т. п. [63]. Первые полтора века централизации власти во Франции: не только пытки и казни, но и подавление череды кровавых мятежей со стороны дворянства [64]. Знать «шаг за шагом уступала свои права на господство и принизилась до функции королевской власти (а в конце концов даже до ее наряда и украшения)» [65]. Такими видит Румата столичных дворян на утреннем приеме у короля, называет их жрущей протоплазмой, колонией простейших. Уже религиозный фанатик Кампанелла не мыслил регулярное государство без «неусыпного наблюдения каждого за всеми», а в больной ум Свифта, в постскриптум эпохи, забредет и призрак «тоталитаризма» [66]… Подавить любую фронду любыми методами — задача всех макиавеллиевских государей.

Множество анахронизмов ТББ связано с эпохой репрессий и (пост)ренессанса — Академия наук в Соане, три официальных церкви Империи (Реформация уже прошла), очевидный перебор с научными интересами и знаниями у книгочеев. Вопросы о сферичности планеты и причинах эпидемий могли встать не в Высоком Средневековье, а в момент «научной революции». Есть и вовсе идиотизмы по отношению к средним векам (»сталкивались подвыпившие гвардейцы, охранявшие особу короля, и подвыпившие штурмовики, охранявшие министерство»; балы, где землянин внедряет носовые платки, дамы в портшезах, камер-юнкер; серые мундиры и гардероб благородных — камзолы, цветные штаны (словно совсем с другой планеты, 013 в тентуре); все персонажи салона фрейлины Оканы, само понятие «салон»). Все это аллюзии на мушкетерскую эпоху — тот самый пик инквизиции: корпус мушкетеров учрежден во Франции в 1622 году.

Секрета нет: у АБС изначально была задача показать некнижную изнанку быта бравых гасконцев [67]. Потом задача эта ушла на задний план, но оставила рыцарскую дружбу в ТББ: раблезианец барон Пампа, двойник Портоса. Да и беззаботные приятели-пьянчуги доны, заваливающиеся к герою с утра пораньше, оттуда же. Мораль знати не отличалась что при Р. Бэконе, что при Ф. Бэконе. Светские манеры повес и задир, любителей шампанского (шипучего ируканского) выросли из трубадурской куртуазии. «Рубиться из-за доны Пифы» могли уже в XIV веке, когда дворянам cтало тесно на улицах цветущих итальянских коммун. Но Антон-Румата понимает, что владеет приемами фехтования, «которые станут известны здесь лишь три столетия спустя», — зафиксирован разрыв между двумя хронотопами ТББ, средневековым и мушкетерским.

Король-солнце снимал шляпу при разговоре с версальской горничной, но прежде «сословие храбрецов» видело прекрасную даму лишь в социально равной себе, а вовсе не в любой женщине. Раньше турниры играли роль спортивных, а то и театрализованных представлений. Теперь аристократы дуэлируют даже из-за мест в театре, поначалу лишенных нумерации [68]. «… новое рассудочное «безумие» — быть невольником чудовищно распаленной чести; Средние века хохотали бы над братской могилой четырех тысяч сумасбродов, убитых только за время царствования Людовика XIII, теперь хохотали над сумасбродным идальго из Ламанчи» [69]. При этом кавалеры (уже не феодалы) находились на службе у абсолютного монарха. Лишь тогда возникли современные должности лейтенантов, полковников и министров. Дон Сера в караулке дворца мог небрежно отодвинуть пачку ордеров, подписанных королем, но IRL это были lettres de cachet о бессудной ссылке или заточении в тюрьму любого, любого дона (приказ об аресте драматурга Бомарше король черкнул на семерке пик) [70]. Здесь «иезуит» Рэба мог бы стать серым кардиналом, «мелким авантюристом в эпоху укрепления абсолютизма» (ТББ).

Горан Ируканский сожжен заживо за утверждение, что ноги бога были в грязи, когда он явился народу: антисанитарии в те времена хватало [71]. Тут АБС убивают разом двух зайцев, описывают обе эпохи. Франция вплоть до революции выглядела как дона Окана — средневековая грязь под слоем ренессансных прикрас [72]. Однако, вселенная ТББ лежит по ту сторону Возрождения, а не по эту. Если отбросить атефакты, не поддающиеся идентификации (жевательная кора) и бытовавшие издревле (масляные светильники, шпоры), то мы насчитали 98 явлений материальной и духовной культуры, из них 57 ясно указывают на определенный период, развитой феодализм [73]. Исключен и соблазн объявить эпоху золотой серединой, «осенью средневековья», для этого недостает многих существенных деталей, хотя бы огнестрельного оружия или книгопечатания (1455). Без этих деталей машина того времени идти не будет.

Румата, идя в канцелярию после переворота, пробирается меж картофельных грядок (!). Допустим, в Арканаре картофель это эндемичное растение, хотя и не очень популярное. Разведчики-земляне действуют и на других восьми материках планеты, откуда завезены «колониальные товары» — ром и кофе [74]. В обоих мирах жажда обогащения влекла латинов в Левант, к разным контактам с другими культурами. Не удалось добыть «греческий огонь» в Византии, но сифонофоры (прообраз огнеметов) арканарцы у себя вывезли, иначе как бы выпускали струи горящей нефти королевские галеры. «От рабынь и черного жемчуга» до игральных карт и духов — гешефт, шедший через порт Арканара. Там пахло импортными пряностями: средневековье любило острую пищу [75] — АБС пишут о маринадах и рассоле, мясе со специями, протянутом Рэбой королю соленом огурце (Salzgurke). Собачьи уши, отжатые в уксусе, и похлебка из собачатины у Скелета Бако, вероятно, яства, взятые из местной дальневосточной кухни. (В Арканаре шел год Воды, одной из пяти первостихий, придаваемых году наряду с животным в китайской астрологии).

«А может быть вы человек из могущественных заморских стран: говорят, есть такие… « — высказывает в лицо Румате догадку Рэба. Сам Антон-Румата говорит возлюбленной о своей родине, о хрустальных храмах за морями, за горами. Легенда о царстве пресвитера Иоанна впервые записана баварским епископом в 1145 году [76]. Притчей во языцех стали счастливые земли Офир и Кокейн (названия тогдашних «утопиатов»). Могущественная страна, включавшая Китай, Монгольская империя (единая до 1269 г.) принимала у себя западных дипломатов. На рубеже дученто-треченто стали известны отчеты и советы купцов о путешествиях на другой край Евразии и азах тамошней жизни [77]. (ТББ вместе с написанной годом ранее «Попыткой к бегству» — суть дилогия. В «Попытке» сказано об игре в Румату-Искателя; героев зовут Антон и Вадим, звездолетчик и «структуральнейший» лингвист, они отражения самих братьев Стругацких, астронома и переводчика с японского. Пилот Антон, судя по его словам и настрою, готов не оставить планету системы ЕН 7031 одну в космической бездне (Румата в ТББ вспоминает, как заболел малярией, будучи звездолетчиком). В обеих повестях есть фразы о том, что до Земли — тысяча лет. Царство великого и могучего Утеса, сияющего боя, с ногой на небе и ногой на земле (это неполный титул), — азиатская деспотия. «Скошенные вниз глаза» — черта лиц стражников. Тот же тринадцатый век, монгольское ханство накануне империи (»будет же наконец война за земли, которые ему принадлежат» — вещает начальник стражи, носитель отличного меча). Вместо мощеных улочек европейских бургов — концлагерь в заснеженной степи, где заключенные пытаются овладеть машинами, как в туполевской «шараге» [78].)

Румата не только решает «быть или не быть» богом, но понимает, что «вот так думаешь, думаешь, думаешь, — и в конце концов выдумываешь порох». Огненное зелье принесли в Европу из Китая монгольские воины и арабские купцы. Конечно, знания о нем ширились медленно в мире, поделенном на феоды, с минимумом грамотных, с рукописными книгами. О выделке собственного пороха писали в середине — конце XIII века Альберт Великий и брат Роджер Бэкон [79]. Аммиак потребен для изготовления и нашатырного спирта, и селитры, что присутствуют в ТББ. Хотя пятна селитры почему-то на пивной бочке, но это вещество в те годы в Европе делалось только как составная часть пороха. Работы над зельем уже идут.

Данте, относя сюжет своей «Комедии» к 1300 году, сообщает о башенных механических часах, установленных тогда во Флоренции. Столетие до пражских курантов: переход на новый, деловой хронометраж в городах [80], появление огнестрельного оружия. Этого еще нет в империи Руматы, далек и Мир Полудня, час его пробьет с выстрелом из полуденной жюльверновской пушки [81]. Подобно дону Гугу (другу Пашке), автор данной работы «пустился напропалую по историям двух планет и легко доказал» [82], что датировать события, приведшие к нервному срыву дона Руматы с тяжелыми социальными последствиями, можно. Это конец XIII — начало XIV земных веков.

Братья Стругацкие пытались нарисовать мир у врат Возрождения, границу зрелого и позднего средневековья, поэтому арканарский быт полон деталей, которыми, конечно, не мог похвастать какой-нибудь тысячный год. Однако, по-моему, это случайность, что все концы с концами сошлись на одной определенной грани (исключая известные анахронизмы). У авторов была совершенно другая задача, которую они и выполнили. С честью.

15 сентября — 09 декабря 2020 года __________________________________________________________________________________________

[37] Свасьян К. А. Примечания к «К генеалогии морали» // Ницше Ф. Собр. соч в 2-х т. М., 1990. Т. 2. С. 785.

[38] он же. Становление европейской науки. М., 2002. С. 108.

[39] Там же. С. 145-149.

[40] Карпов С. П. Латинская Романия. Спб., 2000. С.67.

[41] Cвасьян К. А. Становление европейской науки. М., 2002. С. 109.

[42] Терновский В. Н., Шульц Ю. Ф. Вступительная статья // Салернский кодекс здоровья, написанный в четырнадцатом столетии философом и врачом Арнольдом из Виллановы / Гласс. Дж. Жить до 180 лет; Брэгг П. Чудо голодания; Салернский кодекс здоровья… Минск, 1994. С. 307-308.

[43] Джуринский Л. Н. История образования и педагогической мысли. М., 2003. С. 103.

[44] https://stihi.ru/2009/06/25/1406

[45] Адам де ла Аль, он же Адам Горбатый (фр. Adam le Bossu) (1240 — 1287), придворный трувер графа д'Артуа, автор пьес «Игра о беседке» (1276) и «Игра о Робене и Марион" (1285).

[46] Ротвельш (нем. Rotwelsch) — средневековый немецкий жаргон уголовников, бродяг, маргиналов и т. п. Впервые упоминается в 1250 г.

[47] Кивинов А. В. Охота на крыс / Страховочный вариант. Криминальные повести. Спб., 1995. С. 590. Ср.: «Те, кого у нас называли «бандитами», не были бандитами в общепринятом понимании, это были своего рода феодальные дружины… Или, если феодальная аналогия, напоминающая об Илье Муромце и Ланселоте, кому-то покажется слишком возвышенной , подберем другую. Зондеркоманды «реформ»». (Смирнов И. В. Пророчество Троцкого. https://scepsis.net/library/id_127.html)

[48] Ницше Ф. К генеалогии морали / Собр. соч. в 2-х т. М., 1990. Т. 2. С. 415-438.

[49] https://iknigi.net/avtor-maksim-kantor/80498-uchebnik-risovaniya-maksim-kantor/read/page-82.html

[50] Нестеров Ф. Ф. Связь времен. М., 1987. С. 52.

[51] История политических учений (под ред. проф. К. А. Мокичева). М., 1971. Ч. 1. С. 78-79.

[52] О бюрократизме как о средневековом ритуале см. НФ-рассказ С. Криворотова «Последний бюрокретин».

[53] Нестеров Ф. Ф. Ук. соч., С. 23-24, 27.

[54] Соловьев С. М. Русская летопись для первоначального чтения / Чтения и рассказы по истории России. М., 1989. С. 146.

[55] Фруассар Жан «Хроники», глава 241. https://www.rulit.me/books/hroniki-read-214317-342.html

[56] Мамедов Ф. https://warhead.su/2018/11/15/chyornoe-srednevekovie-kak-afrikantsy-stali-chastyu-evropeyskoy-istorii (автор дал ссылки в комментариях под статьей).

[57] Не учитывается еще и то, что в реальной истории была Черная смерть сер. XIV в., убившая четверть населения Европы, после чего долго шло восстановление численности. При этом Румата, по его словам, переболел «черным мором» (за излечение он дал обет основать университет). С чумой в XIII веке европейцы могли столкнуться в Египте (5-й крестовый поход 1217-21 гг.) или же на Руси (1230 г., упомянута в одном из «Слов» Серапиона Владимирского).

[58] Смирнов И. В. Демократия через самоуправление свободных крестьян. https://scepsis.net/library/id_1593.html

[59] Семёнов В. Ф. Венгерская золотая булла 1222 года // Средние века. Сб. статей. Институт истории АН СССР., 1955. выпуск 6. С. 89. Венгрия, очевидно, единственная страна, угодившая между двумя «редакциями» крепостничества.

[60] Руднев В. А. Обряды народные и обряды церковные. Л., 1982. С. 22; Свасьян К. А. Примечания к «Так говорил Заратустра» // Ницше Ф. Собр. соч. в 2-х. т. М., 1990. Т. 2. С. 776-777.

[61] Семёнов Ю. И. Философия истории. гл. 4. https://scepsis.net/library/id_1237.html#4.3.7

[62] Оруэлл Дж. Англичане / Эссе, статьи, рецензии. Пермь. 1992. С. 207.

[63] Семёнов Ю. И. Введение во всемирную историю. Выпуск 3. История цивилизованного общества (XXX в. до н.э. — XX в. н.э.). гл. 5. https://scepsis.net/library/id_1946.html; он же. Политарный (»азиатский») способ производства: сущность и место в истории человечества и России. М., 2008.

[64] Нестеров Ф. Ф. Ук. соч., С. 53-54.

[65] Ницше Ф. По ту сторону добра и зла / Собр. соч. в 2-х т. М., 1990. Т. 2. С. 380.

[66] Оруэлл Дж. Политика против литературы. Анализ «Путешествий Гулливера» / Эссе, статьи, рецензии. Пермь. 1992. С. 265-267.

[67] см. Бондаренко С., Курильский В. Неизвестные Стругацкие. Письма. Рабочие дневники. 1963 — 1966 гг. М. — Спб., 2009.

[68] Якобы это привело к созданию декартовой системы координат.

[69] Свасьян К. А. Становление европейской науки. М., 2002. С.205.

[70] Минье Ф. История Французской революции с 1789 по 1814 г. Спб., 1906. С. 7.

[71] Галицкий А. В. Щедрый жар. М., 1975. С. 23-24.

[72] Свасьян К. А. Становление европейской науки. М., 2002. С. 209-210.

[73] Есть и групповые явления: тот же мушкетерский гардероб — ботфорты, колеты, камзолы (а на них «застежки, пуговки и пряжки»), но батист (англ. cambric) еще из XIII века, начал производиться неким Батистом в г. Камбре (Румата носит батистовую рубаху).

[74] О трудностях сбора кофе в бывшей колонии, порвавшей с периферийным капитализмом см. Черкизов А. Позиция / Столкновение. Остросюжетная политическая повесть. М., 1989. С. 389.

[75] Евстигнеев Г. М., Лившиц Ю. А., Сингаевский О. Н. Тайны продуктов питания. М., 1972. С. 10.

[76] Итс Р. Ф. Века и поколения. М., 1976. С. 90-91.

[77] Карпов С. П. Латинская Романия. Спб., 2000. С. 104-110.

[78] Знаменитое конструкторское бюро ЦКБ-29 НКВД, где, среди прочих заключенных, творцов авиационной техники, трудился Сергей Павлович Королев.

[79] https://epizodsspace.airbase.ru/reyt-all/002/2-2.html

[80] Михаль С. Часы (от гномона до атомных часов). Пер. с чешского. М., 1983. С. 69-70.

[81] О социальных истоках и пророческой функции «Из пушки на Луну» Жюля Верна см. Гаков В. Л. Четыре путешествия на машине времени (научная фантастика и ее предвидения). М., 1983. С. 62-68.

[82] Стругацкий А., Стругацкий Б. Трудно быть богом и др. романы. М. — Спб., 1997. С. 57.